Новости     Библиотека     Словарь-справочник     Ссылки     О сайте













предыдущая главасодержаниеследующая глава

Один из многих

(об авторе)

В богатом архиве этого человека есть снимок, а вернее, отпечаток с кадра кинохроники, который ученый считает самым дорогим, хотя и узнал о его существовании почти через сорок пять лет после запечатленных на пленке событий. На фотографии - Владимир Ильич Ленин, сидящий в черном лимузине, а рядом с Ильичем два паренька. Место действия - Красная площадь, время действия - 1 мая 1919 года.

Что же связывает известного советского ученого-генетика, академика Николая Петровича Дубинина с этим, ставшим уже историческим кадром?

История действительно довольно интересная, хотя, пожалуй, и весьма типичная для людей того поколения. Родился Коля в 1907 году в Кронштадте, в семье балтийского моряка. К Октябрю 1917 года ему едва исполнилось десять лет. Сказать, что время тогда, в первые месяцы Советской власти, было тяжелым - значит не сказать ничего. Голод, разруха, саботаж, эпидемии...

Весной 1918 года мать мальчика Анна Герасимовна решила увезти детей, а их было пятеро, мал мала меньше, в родное село Спасское тогдашней Самарской губернии. Думала, что там прокормить ребятишек будет легче, чем в бурлящем в эти месяцы городе. А вскоре пришла весть, что отец, Петр Федорович, который был начальником минного отряда, погиб. Конечно же, без кормильца жизнь стала еще тяжелее.

Никогда не баловала погода эти места Среднего Поволжья. Нередко зимою приходилось избы прямо-таки из-под снега откапывать, ну а летом от суховеев не раз горели хлеба и травы. Ребята старались помочь взрослым, чем только могли: работали в поле и на огороде, пасли лошадей. Но велика ли была эта помощь?

Свирепая болезнь - испанка гуляла по голодной России, кося без разбора и старых и малых. Люди были ослаблены постоянным недоеданием, и им трудно было сопротивляться тяжелому недугу. Беда пришла и в семью Дубининых. Мать совсем извелась, пока выходила Колю и его младшего брата.

Очень ждали весну 1919-го. Надеялись, что легче станет. Да не тут-то было!

Только много позже узнали Дубинины о том, что Комиссариат социального обеспечения предоставил семье погибшего пенсию.

Коле шел одиннадцатый год. Показалось тогда мальчишке, что неудобно как-то на шее матери сидеть. Подговорил он младшего братишку, и решили они уехать в другие, более сытные края.

Правда, сегодня уже невозможно доподлинно выяснить, чем был продиктован этот поступок. Только ли желанием быть сытыми, или детской жаждой романтики, приключений? Ведь и отец, и старшие приятели в свое время рассказывали, что в других краях все не так, как дома, все интереснее...

Конечно же, мальчики не представляли себе и тысячной доли тех лишений, которые подстерегали их на каждом шагу. Да и только ли их? Разве мало тогда было таких же голодных, потерявших родителей или выброшенных войной из дома детей? Они попрошайничали, воровали, лишь бы немного поесть, набить хоть чем-нибудь вечно голодные желудки. А удавалось это далеко не всегда, да и не каждому.

Вскоре всеми правдами и неправдами пробрались ребята в Самару. Но все их ожидания оказались напрасными. Там было не намного лучше, чем в родном селе. Ведь вся страна, превратившаяся в единый, сжимаемый кольцом врага, военный лагерь, голодала. Как они жили? Да так же, как и все беспризорники.

Вместе с такими же оборвышами попали братья в детский распределитель, или, как еще его называли, приемник.

Детей было много, воспитателей не хватало. Старшие обижали маленьких и слабых. Младший братишка еще мог терпеть, но Коле находиться в этой компании стало невыносимо. Выход был один - опять в бега. Так и сделал. В тамбурах и на крышах попутных вагонов добрался до Москвы...

Но не очень-то ласково встретила мальчика в 1919 году столица. Опять, как и в Самаре, бесприютная, бездомная жизнь в кругу неприкаянных детей. Спали то в асфальтовых котлах, то в подвалах, то в парадных - где придется. Нелегко вспоминать это время...

Однажды ребят поразило большое количество людей на улице. Все шли со знаменами, распевая революционные песни. Они двинулись за демонстрацией. Им было по-детски любопытно, а куда же направляются все эти люди. Так и попали на Красную площадь. Обегав ее, мальчишки поняли, что лучше всего происходящее будет видно от большой черной машины, которая давно привлекла их внимание. С трудом, увертываясь от шлепков и подзатыльников, пробрались они к автомобилю. Их хотели отогнать, уж больно грязными и оборванными они были. Но тут вмешался человек, сидящий в машине. Он строго-настрого запретил трогать ребят. Успокоившись и устроившись поудобнее, маленькие беспризорники даже не задумались над тем, кто за них заступился. Так, сами того не подозревая, попали мальчики в кадр кинохроники...

Коля Дубинин не придал тогда значения, казалось бы, не очень важному событию, а вскоре и вовсе забыл о нем. Слишком многообразной и насыщенной стала вскоре его жизнь. А когда через сорок с лишним лет ему показали этот снимок, он просто не узнал себя. Не узнал около весело улыбающегося демонстрантам Ильича двух грязных ребятишек и даже не сразу вспомнил тот весенний день 1919 года. Только когда с помощью экспертизы, проведенной с участием известного советского антрополога М. М. Герасимова, было доказано, что это действительно он, Николай Петрович все восстановил в памяти.

Известна судьба и второго паренька, который стоит на фотографии рядом с Колей. Пути ребят разошлись довольно скоро после того праздника. И лишь много позже выяснил Николай Петрович, что Ваня, Иван Федорович Крюков, тоже прожил весьма характерную для ребят того поколения жизнь. Комсомолец 20-х годов, матрос-черноморец. В мирное время строил страну, в лихие годины доблестно защищал ее. Сейчас - на заслуженном отдыхе, но все равно остается в строю. Дома вы его вряд ли застанете, все в делах, заботах...

Когда в первые годы Советской власти наша страна переживала особо трудный период и беспризорность среди ребят приняла большие размеры, Владимир Ильич Ленин в специальном декрете провозгласил, что забота о детях - будущем советской державы - является обязанностью государства. Даже в самые суровые времена делалось все возможное, чтобы как можно лучше накормить, одеть, обуть детей. Открывались многочисленные интернаты, детские дома.

В мае 1919 года, вскоре после в то время незаметной для всех встречи Ильича и будущего ученого, Ленин подписал постановление о бесплатном питании детей в важнейших промышленных центрах страны. Он стремился любыми способами облегчить положение маленьких граждан, страдающих от голода. "20 июня 1919 года, Симферополь, Наркомпроду Вульфсону. В связи с тяжестью продовольственного положения Великороссии, громадным недостатком продуктов для питания детей, особенно больных, предлагаю все имеющиеся в Крыму фруктовые консервы, также сыр отправлять исключительно для питания больных детей севера Великороссии в адрес Компрода..."

"Тов. Басин! Прошу Вас, передайте мою благодарность тридцатому полку красных коммунаров Туркестанского фронта за присланные макароны и муку, которые переданы мною детям города Москвы".

"Нужно хоть в лепешку расшибиться, а детей ни на минуту не забывать..."

Таких документов много.

Разве в состоянии мы сегодня подсчитать, сколько детских жизней уберегла тогда эта ленинская забота.

Ликвидация беспризорности наряду с восстановлением разрушенного хозяйства была одной из важнейших задач, вставших перед Советским правительством. Ведь надо было сохранить стране ни много ни мало семь миллионов юных граждан - столько было беспризорных в 1922 году... Беспризорность становилась громадной государственной и общественно-педагогической проблемой, решение которой Владимир Ильич Ленин поручил Ф. Э. Дзержинскому.

И, пожалуй, трудно предугадать, как бы сложилась дальнейшая судьба Коли Дубинина, если бы однажды, уже зимой, на бывшей Никольской улице чекисты не "выудили" его с группой приятелей из асфальтового котла. Хилые, оборванные, перепуганные ребята не сразу поняли, что же будет с ними дальше.

Один из чекистов, как сразу все поняли, самый старший, спросил Колю, не хочет ли он в детдом. Паренек радостно ответил: "Хочу!"

- А учиться? - тихо сказал чекист, посмотрев на всех добрыми отцовскими глазами.

Но разве знали они тогда, что ответить? Да и до того ли им было!

И вот Коля снова в Самаре. А когда и там стало голодно, детей переселили из Поволжья на Брянщину. До сих пор помнит академик, как были все они тогда счастливы, получая вдоволь картошки. Она казалась полуголодным ребятам чуть ли не самым лучшим лакомством.

В детдоме мальчик начал учиться, и вскоре новые, неведомые ранее занятия поглотили его. И только тогда он понял значение вопроса, заданного чекистом в ту морозную зимнюю ночь: "А учиться?"

Жажда знаний овладела Колей настолько, что всю программу средней школы ему удалось одолеть за три года. В Жиздре, в неполные пятнадцать лет, вступил в комсомол, там же он взял винтовку и стал бойцом ЧОНа. Что поделаешь, уж такое было время!

Позднее узнал Коля, что чекистом, который спас и направил ребят на верный в жизни путь, был Феликс Эдмундович Дзержинский.

Шестнадцатилетним юношей приехал Николай Дубинин по путевке комсомола в Москву поступать во 2-й МГУ. Экзамены сдал хорошо, а в списках зачисленных на первый курс себя не обнаружил. Оказалось, что не хватало до положенных для приема семнадцати лет нескольких месяцев. Но он и не думал сдаваться. Пошел в комсомольскую ячейку и сказал, что он приехал серьезно учиться и ничто его решения не изменит. В виде исключения Колю приняли, раз уж экзамены сданы хорошо. Так он стал студентом...

Это были счастливые годы для тысяч молодых и горячих людей, которым Октябрьская революция открыла путь в высшие учебные заведения, позволила испытать и показать себя. Они были очень разными, но их объединяло стремление овладеть знаниями во имя служения народу.

Николай Дубинин решил посвятить себя генетике.

Вера в возможность раскрытия самых сокровенных тайн природы позволила ему еще на заре советской науки посягнуть на святая святых, на самую главную из этих тайн - механизм наследственности. И не только посягнуть, но и прийти к выводу, что единица наследственности - ген, в то время считавшийся неделимым, на самом деле дробен, имеет особое строение, свой сложный микромир.

Благодаря настойчивости, упорству Н. П. Дубинин уже в 28 лет стал профессором, доктором наук. Эти же качества помогли ему в дальнейшем преодолеть горечь неудач, непонимания и недоверия, доказать свою правоту, сделать свой выдающийся вклад в науку.

Советская генетика вышла на самые передовые рубежи. Сегодня Николай Петрович Дубинин - академик, ученый с мировым именем, лауреат Ленинской премии.

Такова история беспризорника, которого глаз кинообъектива запечатлел рядом с вождем революции В. И. Лениным в далеком 1919 году.

Г. Максимович

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2013-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://genetiku.ru/ "Genetiku.ru: Генетика"