НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Еще 16 лет спустя

А время шло. Наука развивалась и все ближе подводила к неизбежности тех представлений о наследственности, которые были развиты в забытой работе Менделя.

В 1884 году профессор Нэгели написал книгу об эволюции. И некоторые представления профессора слишком походили на взгляды его старого корреспондента Менделя, который умер как раз в год выхода книги Нэгели. Имя Менделя здесь не упомянуто ни разу. То ли Нэгели забыл о нем, то ли не счел нужным писать. Но теория Нэгели абстрактна и туманна. Ей далеко до ясности работы Менделя.

Тем временем сельскохозяйственная практика заставляла все шире применять в животноводстве и растениеводстве гибридизацию. Это, естественно, привлекало к ней и интересы ученых. В июле 1899 года Королевское общество садоводов созвало в Лондоне международную конференцию по гибридизации. Конференция была очень многолюдной (позже ее стали считать первым, Международным генетическим конгрессом). На ней присутствовали многие крупнейшие генетики. Наиболее интересный доклад сделал англичанин Бэтсон, говоривший о прерывчатом характере явлений наследования, то есть о том, что составляет теоретическую основу менделизма. Имя Менделя на этой конференции не упоминалось ни разу.

Но вот кончился XIX век. Наступил 1900 год - время переоткрытия законов Менделя и признания его заслуг. Прошел всего год после Лондонской конференции; если бы она состоялась на год позже - имя Менделя упоминалось бы в каждом докладе. Заметим, что к тому времени прошло 16 лет со времени смерти Грегора Менделя и 35 лет с того дня, когда он в Брюннском обществе естествоиспытателей впервые попытался сообщить научному миру о своих открытиях.

В течение одного года в одном и том же журнале были напечатаны три работы трех разных ученых из трех стран. Содержание их близко тому, о чем Грегор Мендель говорил 35 лет назад. Во всех статьях писалось об основных количественных законах наследственности.

14 марта 1900 года в редакцию "Трудов немецкого ботанического общества" пришел пакет из Амстердама. В нем была рукопись статьи известного голландского ботаника профессора Гуго Де Фриза. Статья называлась "Закон расщепления гибридов". Вполне понимая значение открытия, Де Фриз одновременно послал краткое сообщение в Парижскую академию наук. Обе статьи вскоре вышли в свет. Во французской о Менделе не было сказано ни слова. В немецкой было подстрочное примечание, где самым мелким шрифтом, как и полагается в примечаниях, автор писал о работе Менделя: "Эта важная работа цитируется так редко, что я сам познакомился с нею уже после того, как опыты были закончены, и после того, Как были выведены описываемые правила". Де Фризу исполнилось тогда 52 года, и имя его было широко известно научному миру.

Но еще до выхода статьи Де Фриза в свет, всего через месяц с небольшим после прихода пакета из Голландии, в редакцию поступила новая рукопись. Ее название было совершенно иным - "Правила Г. Менделя о поведении потомства сортовых гибридов". Написал ее 36-летний профессор ботаники из Тюбингена (Германия) Карл Корренс. Он тоже узнал о работе Менделя после окончания опытов, но писал о ней гораздо подробнее. Вообще нужно сказать, что Корренс сделал много для признания заслуг Менделя. Именно он впервые опубликовал его письма к Нэгели.

Прошло еще совсем немного времени, и в редакцию поступила третья статья: "Об искусственном скрещивании у гороха". Автор ее, австриец Эрих Чермак, - самый молодой из тройки "переоткрывателей". Ему всего 29 лет, и он пока ассистент. Ему также знакома работа Менделя, и он тоже прочитал ее после окончания опытов.

Такое совпадение кажется удивительным. Но оно закономерно. Если Мендель намного опередил науку своего времени, то на рубеже двух столетий открытие законов наследственности буквально носилось в воздухе. Обычно честь переоткрытия законов Менделя приписывают трем названным ученым - Де Фризу, Корренсу и Чермаку. Это не совсем справедливо. В то же самое время, когда эти ученые скрещивали растения, другие ставили такие же опыты на животных. Английский зоолог У. Бэтсон занимался скрещиванием кур, француз Кено экспериментировал на мышах. Независимо от ботаников они пришли к тем же самым выводам. Но опыты на животных требуют большого времени, и эти ученые опубликовали свои работы несколько позднее.

Но не кажется ли подозрительным, что все три "переоткрывателя" пишут, будто познакомились со статьей Менделя уже после окончания собственной работы? Ничего подозрительного нет. Каждый из них, готовя статью в печать, знакомился с литературой и не мог пройти мимо капитальной сводки Фоке "Растительные помеси", где упоминалось и о статье Менделя.

Это было начало. Десятки ученых занялись проверкой законов Менделя на самых разнообразных объектах и неизбежно приходили к их подтверждению. Уже через несколько лет стали выходить толстые книги о менделизме, о его работах начали читать лекции студентам.

Кончая говорить о Менделе, нужно сказать еще несколько слов о том, а что же он сделал. Это может показаться ненужным. Однако часто ученых прославляют за то, чего они не сделали, а их истинные заслуги остаются в тени. Так и с Менделем. Если спросить: а что то, самое главное, что сделал Мендель, скорее всего ответят: он открыл законы наследственности. Так скажут и многие представители мира науки. Но в действительности это не так.

Что касается самих "законов Менделя", то, как теперь выясняется, некоторые ученые приходили к ним и раньше. После работ Найта и Гертнера, Сажрэ и Нодэна стали известными и корпускулярная природа наследственности, и доминирование, и равноправие полов в наследственности, и однородность первого поколения гибридов, и расщепление во втором - собственно говоря, все, что составляет содержание "законов Менделя".

Мендель не был первооткрывателем законов наследственности! Но, отнимая от него это право, мы хотим воздать ему еще большую честь. А Мендель сделал две вещи гораздо большего масштаба, чем констатация фактов (что было сделано и другими).

Первая заслуга Менделя в том, что он ставил опыты на совершенно ином уровне, чем его предшественники. Вместо того чтобы изучать наследование общего "облика", он первый начал исследовать наследование отдельных признаков. Начал с растений, отличающихся лишь по одному признаку, затем перешел к опытам постепенно возраставшей сложности. И именно поэтому только его опыты и были абсолютно убедительны. Остается еще добавить, что до него никто не предъявлял таких высоких требований к точности и чистоте опытов.

Вторая же и самая главная заслуга Менделя - его гипотеза о материальных задатках, которые в двойном комплекте находятся в клетках и которые зародыш получает от обоих родителей. Это поистине "безумная идея" того же ранга, как те, что высказывали Ньютон или Эйнштейн. И именно поэтому мы без малейших натяжек говорим о Менделе: гений.

Менделизм - фундамент современной генетики. Первый этаж было суждено построить Т. Г. Моргану. Речь о нем дальше. А сейчас хочется сказать, как он оценивал работу Менделя. Морган писал: "За те десять лет, что Г. Мендель работал со своими растениями в монастырском саду, он сделал величайшее открытие из тех, что были сделаны в биологии за последние пятьсот лет".

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2013-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://genetiku.ru/ 'Генетика'

Рейтинг@Mail.ru