Новости     Библиотека     Словарь-справочник     Ссылки     О сайте













предыдущая главасодержаниеследующая глава

7.6. Система иммунологического мониторинга. Понятие о высоком и низком типе иммунной реактивности

Изученные тесты, сведенные в единую систему иммунологического мониторинга, свидетельствуют о том, что имеется возможность дать характеристику динамике напряженности иммунного процесса на разных уровнях: системном, клеточном, субклеточном (табл. 73). Количественный состав клеточных популяций, характер и титры антител (см. главу 3) являются итоговыми показателями реакции иммунной системы in vivo. На клеточном уровне в в реакциях in vitro происходит съем информации о различных аспектах клеточной активности лимфоцита - способности к распознаванию и киллерном эффекте. На субклеточном уровне, характеризуемом в предлагаемой системе активностью митохондриальных гликолитических ферментов, добывается информация о состоянии внутриклеточного метаболизма в лимфоците - основной "фигуре" иммунного процесса.

Как система иммунологический мониторинг должен отвечать нескольким требованиям, из которых главными мы считаем универсальность, доступность материала исследования и простота постановки тестов, высокая информативность.

Система отрабатывалась и создавалась для нужд клинической трансплантологии, тем не менее она отвечает требованию универсальности. Поскольку предложена совокупность тестов, всесторонне характеризующих функциональную активность лимфоцита, они могут быть использованы для фиксации, диагностики и прогнозирования пиковых периодов, связанных с повышением иммунной активности, и в других клинических ситуациях. Проверка ЭТ-мониторинга, например на модели НАБА, подтвердила его информативность.

Рассматривая иммунологический мониторинг как лабильный инструмент в клинической работе, мы считаем, что со временем он будет расширен. Сейчас в нем отсутствуют тесты, которые могли бы характеризовать супрессорный аспект деятельности лимфоидной популяции, в силу того, что для клинической ситуации они еще не разработаны. В то же время мониторинг супрессорной активности может оказаться чрезвычайно важным при некоторых формах иммунодефицита, при иммуногенетической характеристике взаимоотношений мать - плод и в противоопухолевом иммунитете.

Таблица 73

Система иммунологического мониторинга (сводные данные)
Уровень Аспекты мониторинга Название тестов Автор и дата введения Срок съема информации, ч Коэффициент корреляции с кризом отторжения Количество крови для анализа, мл Число постановок в 1 нед Основное оборудование
Системный 1. Определение количественного состава Т- и В-клеточных популяций Е и ЕАС - розеткообразование F. Bach (1973) 3   5 - 7 2 Микроскоп
2. Определение характера и уровня (титра антител) Описано в главах 2 и 3   5 - 6       Микрооборудование для КЗЦТ (см. главу 2)
Клеточный 3. Мониторинг "распознающей" функции Т-лимфоцита РБТ и MLC (3Н-тимидин) Ю. М. Зарецкая, Л. П. Алексеев (1970) 72   6 - 8 2 β-Счетчики
4. Мониторинг киллерной активности РБТ (14С-ацетат); D-CML Ф. С. Баранова (1981) 24 0,89   2 γ-Счетчики
ADCC J. Thomas (1975) 5 - 6 0,85 6 - 8 2 "
J. Thomas (1975) 9 - 18     1 - 2  
Субклеточный 5. Исследование активности натуральных киллеров NK-тест Ю. М. Зарецкая, Р. А. Бурханов (1981) 16 - 17 0,79 6 3 γ-Счетчики
6. Мониторинг активности гликолитических ферментов аα-ГФДГ-активность ЛПК Ю. М. Зарецкая, Г.М. Львицына (1978) 2 0,78 0,5 - 1 Ежедневно Микроскоп

Система может быть расширена за счет энзиматической характеристики внутриклеточного обмена. Использование для целей мониторинга парных гликолитических ферментов оказалось удачным потому, что существует количественная модификация учета активности ферментов, позволяющая осуществлять истинный мониторинг, т. е. сравнивать между собой два близко отстоящих по времени измерения. Но трудно представить, что в сложной цепи биохимических превращений, составляющих метаболизм функционально активированной клетки, "заинтересованным" оказался только один внутриклеточный фермент. В разработке количественных тестов для определения активности внутриклеточных ферментов состоит один из путей расширения универсальности всей системы иммунологического мониторинга.

Преимущества предложенной системы заключаются в доступности материала исследования и простоте (для многих тестов) их реализации. Все иммунологические показатели основаны на использовании крови (или ее сыворотки) - наиболее доступной из тканей, содержащих иммунокомпетентные клетки, забор которой производится в небольших количествах (см. табл. 73).

Требование простоты клинической реализации не может быть выполнено по отношению ко всем предложенным тестам в силу разрешающих возможностей метода, однако ряд показателей (определение аα-ГФДГ-активности ЛПК и мониторинг количественного состава клеточных популяций) абсолютно прост и не требует для своей реализации никакой аппаратуры, кроме лабораторного микроскопа.

Последнее требование к системе - достаточная информативность. Клиническая проверка нескольких тестов обнаружила их высокую коррелятивную связь с манифестацией кризов отторжения. По-видимому, при использовании системы в других клинических условиях коррелятивная зависимость между тестами мониторинга и пиковыми точками иммунной активности окажется иной, однако мы не сомневаемся в общей информативности предложенных тестов, поскольку они характеризуют разные аспекты функциональной активности лимфоцитов. Вопрос о том, использовать ли систему целиком или отдельными тестами, как и вопрос о частоте мониторинга, по нашему мнению, решает клиницист, исходя из конкретных условий работы. Мы рассматриваем систему как апробированное методическое руководство, предоставляющее возможность выбора, исходя из конкретной клинической ситуации.

Каковы перспективы развития иммунологического мониторинга, какие его аспекты станут в ближайшее время направлениями научного поиска?

Мы считаем, что наиболее интересным аспектом развития данного направления является прогнозирование характера и интенсивности иммунного ответа организма на антигенное воздействие в широком смысле слова.

В экспериментальной, иммуногенетике хорошо известен факт диетической детерминированности силы иммунного ответа на антиген; обнаружено существование генотипов высоко- и низкореагирующих на один и тот же антиген (Петров Р. В. и др., 1981). Эти различия в иммунном ответе обусловлены контролем со стороны гена иммунного ответа (Петров Р. В. и др., 1981: Benacerraff В., McDevitt М., 1972].

Индивидуальные различия в силе иммунного ответа в функциональной активности лимфоцита в ответ на один и тот же антигенный стимул, так же как индивидуальные различия во внутриклеточном метаболизме лимфоцитов, обнаружены и у человека. Разбирая особенности иммунного ответа на различные субъединицы HLA-комплекса, мы отмечали, что уровень ответа у человека индивидуализирован: есть респондеры, образующие антитела к HLA-SD-детерминантам, и есть нереспондеры, не подверженные такой иммунизации (см. 3.3.2). Получены пока немногочисленные доказательства, что и ответ клеток в РБТ индивидуализирован [Greenberg L., 1975] и находится в зависимости от HLA-генотипа (Odony Е. at al., 1980]. Нами приведены данные о высоко- и низкоактивных индивидуумах в отношении внутриклеточного фермента аα-ГФДГ (см. 7.5.1 - 2).

Научная логика, опираясь на экспериментальные факты и сообразуясь с естественноисторическим развитием животного мира, неизбежно подводит к мысли о том, что у человека существует генетически детерминированный тип ответа на антигенный стимул, который эмпирически понимали многие врачи прошлого, описывая последствия эпидемий, проносившихся в древние и средние века над Европой и Азией.

Нам кажется, что пришло время индивидуализировать в клинической практике положение об иммунном статусе, вкладывая в него понятие о высокой или низкой иммунной реактивности пациента в ответ на антигенный стимул. Установление типа иммунной реактивности -важный момент клинического обследования, который во многом определяет прогноз процесса, тактику лечения, затраты на последующий мониторинг. По-видимому, в прогностическом определении типа иммунной реактивности - главная перспектива развития иммунологического мониторинга. Теоретически можно предположить, что в конкретной клинической ситуации, например при трансплантации аллогенного органа, выявление пациентов с низким типом иммунной реактивности сделает возможным пересадку "плохо совместимой" почки, позволит уменьшить иммунодепрессивную нагрузку, снизит "задействованность" послеоперационного иммунологического мониторинга.

Существуют ли в организме системы и признаки, на которых может быть основано определение типа иммунной реактивности индивидуума?

Мы полагаем, что существует несколько систем в организме, которые могут сигнализировать о высоком или низком типе иммунной реактивности.

Это прежде всего активность внутриклеточного фермента ГФДГ (а возможно, и некоторых других внутриклеточных ферментов). Активность ГФДГ, несомненно, отражает напряженность клеточного метаболизма, этот фермент в достаточных количествах найден только в лимфоцитах и может, по-видимому, служить маркером индивидуальной иммунологической реактивности.

Проверка этого показателя в прогностическом плане дала обнадеживающий результат. Высокая аα-ГФДГ-активность ЛПК свидетельствует о высокореактивном иммунном статусе, который в последующем "должен разрешаться" осложнениями, связанными с реакциями отторжения, что и подтвердилось в наших исследованиях (см. 7.5.1).

Высокая ферментативная активность в другой клинической модели - НАБА - также свидетельствует о высокореактивном типе иммунного статуса, что может быть выражено в высоком синтезе IgE - "основной базы" для развертывания аллергической реакции. Терапевтическая коррекция, особенно специфическая, в этом случае не давала того результата, который имел место при низкой аα-ГФДГ-активности, т. е. при низкореактивном иммунном статусе (см. 7.5.2).

Далее - активность натуральных киллеров (НК). Эти клетки несут определенную иммунологическую потенцию по отношению к мишеням, с которыми в нормальном состоянии in vivo они контакта не имеют. Реализация киллинг-эффекта проходит без предварительной сенсибилизации и, следовательно, определяется только имманентной реактивностью самого лимфоцита и поэтому может сигнализировать о высоком или низком типе иммунной реактивности.

Третья тест-система, по которой, по нашему предположению, можно определить индивидуальный тип иммунного статуса, - это РБТ по отношению к митогенам. Данное положение проверено экспериментально и отражает имманентную способность лимфоцита распознавать "чужое"; эта способность может быть, подобно другим иммунным свойствам ЛПК, низкой или высокой.

Суммируя первые результаты (см. 7.5.1 - 2) и гипотезы о возможности прогностического определения индивидуальной иммунной реактивности, необходимо акцентрировать внимание на моментах, объединяющих все 3 предлагаемые тест-системы:

1. Все они связаны с лимфоидными (мононуклеарными) клетками, т. е. клетками иммунокомпетентными.

2. Два последних теста фиксируют внутреннюю присущую лимфоциту потенцию к иммунной реактивности, не связанную с предварительной сенсибилизацией.

Можно предположить, что активность НК, так же как способность лимфоцитов отвечать на митоген, отражает генетически детерминированную активность, и в этом отношении данные показатели могут быть маркерами активности IR-гена как субъединицы

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2013-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://genetiku.ru/ "Genetiku.ru: Генетика"